Ттушка Дженни (буржуйский инфантилизм) Часть 14

— Уложить на спинку? — спросила она у Кристины.
— На спине только грудным малышам делают, — заметила Кристина, — А такого нужно укладывать, как взрослого — на бок.
— Какой он взрослый, — усмехнулась Дженни, — Сделаем на спинке, как малышу.
— Как хочешь, — пожала плечами Кристина.
— А теперь что? — обратилась Дженни к Кристине, уложив меня на спину, — Задрать ножки, чтоб открыл попу?
— Ага, задирай до отказа, — кивнула Кристина, — Вот так.
Оказавшись в знакомой беззащитной позе, я не выдержал и горько заплакал от обиды и чувства полной беспомощности перед взрослыми.
— Не надо плакать, — принялась успокаивать меня Бианка, — Клизма — это совсем не больно.
— Подложи под попу подгузник, — продолжала подсказывать моей тёте Кристина, — Ну что? Где твоя клизма?
— В среднем ящике комода, — ответила Дженни.
— То, что надо, — одобрительно улыбнулась Кристина, достав из комода оранжевую грушу, — Сейчас схожу наполню эту спринцовку водой, а ты пока помажь ребенку попу детским вазелином.
Кристина протянула Дженни баночку с вазелином.
— А что мазать? — спросила Дженни, окунув указательный палец в баночку, — Дырочку?
— И между ягодичками тоже, — добавила Кристина, — Чтоб потом было легче вытирать.
Дженни набрала на палец большой комок вазелина и принялась старательно мазать мою попу, заставляля меня испуганно вздрагивать, когда она углублялась пальцем в дырочку.
— Ну что, подготовила пациента к клизме? — спросила Кристина, вернувшись в комнату, — Держи спринцовку.
— Можно вставлять? — спросила Дженни, взяв у Кристины клизму.
— Сначала легонько сожми, чтобы выпустить из спринцовки воздух, — сказала Кристина,

Е. Малышева: «Чтобы похудеть, не кушайте всего три продукта — белки,
жиры и углеводы.»

— Ага, вот так — пока на кончике не покажется капелька воды. Теперь можешь вставлять.
Подмигнув подругам, Дженни быстро сунула клизму мне в попу. Было не больно, но так обидно, что я снова громко заревел.
— Еще глубже, до упора, — невозмутимым тоном попросила Кристина, — А теперь медленно выжимай.
— Не хочу-у! — продолжал реветь я.
— Дай ему соску, — попросила Дженни стоящую рядом Бианку.
Бианка сунула мне в рот пустышку, которую я тут же возмущенно выплюнул.
— Что это такое? — повысила голос Дженни, продолжая выжимать клизму, — Быстро взял в рот соску! И не смей выплёвывать, а то еще одну клизму поставлю!
Хихикающая Бианка снова сунула мне в рот соску.
— Не знаешь, что с пустышкой положено делать? — насмешливо спросила меня Дженни, — Я не шучу. Получишь вторую клизму, если не будешь слушаться.
Я бросил на тётю испуганный взгляд и старательно засосал пустышку.
— Вот так, с причмокиванием, — улыбнулась Дженни.
— Ну что, до конца выжала спринцовку? — спросила мою тётю Кристина.
— Вроде до конца, — сказала Дженни, — Вынимать?
— Ага, — кивнула Кристина, — И сразу же зажми ребёнку ягодички, а то он сейчас всю воду наружу выпустит.
Быстро вынув у меня из попы клизму, Дженни сильно сжала мои ягодицы.
— Так его и держи, — кивнула Кристина, — Где-то две-три минуты.
— Сейчас засеку время, — сказала Дженни, посмотрев на часы.
«И почему она постоянно затевает унизительные процедуры при посторонних?» — подумал я, продолжая тихонько всхлипывать от горькой обиды. Лежа перед всеми с голой попой, хотелось провалиться под землю от стыда. Особенно сильно я стеснялся 14-летней Бианки, в которую успел тайно влюбиться.
— Три минуты прошло, — сообщила Дженни, подняв на Кристину вопросительный взгляд, — Ну что, можно отпускать ягодички? И наверно сразу посадить на горшок?
— Какой горшок? — усмехнулась Кристина, — Ты ж сама захотела делать ему клизму, как грудному.
— Точно, — улыбнулась Дженни, — Груднички всё делают в памперс.
— Ага, грудных малышей никто после клизмы на горшок не сажает, — сказала Кристина, — Просто запахни подгузник, но не застегивай.
Быстро запахнув мой подгузник, Дженни осторожно отпустила мне ноги.
— Можешь какать, — сказала она, посмотрев на меня со своей обычной снисходительно-насмешливой улыбкой.
Я продолжал терпеть мучительно сильный позыв по большому, по прежнему не представляя, как какать в подгузник в присутствии тёти и ее гостей.
— Какой упрямый, — вздохнула Дженни, — Даже после клизмы терпит.
— Может уже покакал, — улыбнулась Бианка.
— Если б покакал, мы б услышали, — усмехнулась Кристина.
Дженни осторожно отвернула мой подгузник и заглянула вовнутрь.
— Не какает, — пожаловалась моя тётя Кристине.
— Подними ножки и потыкай ему в попу носиком клизмы, — посоветовала та.
Рывком задрав вверх мои голые ноги, Дженни взяла в руки клизму и принялась легонько тыкать ей в мою чувствительную дырочку.
— Ага, вот так, — кивнула Кристина, — Как будто проверяешь его маленькую дырочку на прочность.
— Все равно терпит, — вздохнула Дженни.
— Ничего, долго терпеть не сможет, — сказала Кристина, — Сейчас покакает.
— Можешь подержать ему ноги задранными вверх? — неожиданно попросила Дженни стоящую рядом с ней Бианку.
Бианка взяла у Дженни мои ноги и силой прижала их мне к животу.

— Хочу, чтоб обе руки были свободны, — пояснила она, кивком поблагодарив девочку, — Сейчас проверим одну теорию. Ну ка, где у маленьких мальчиков самое щекотное место?
Неожиданное прикосновение чужих пальцев к мошонке заствило меня вздрогнуть.
— Как сразу задрыгал ногами, — улыбнулась Дженни, нестерпимо щекотно перебирая пальцами у меня за яичками.
— Зачем ты мальчишку щекочешь? — спросила Мелисса.
— Щекотка не дает ему напрягаться, — объяснила Дженни.
Пощекотав меня около минуты, Дженни неожиданно принялась дразнить мою дырочку посторонним предметом и я, отчаяяно дрыгая ногами, не выдержал и наложил кучу.
— Ну наконец-то, — улыбнулась моя тётя.
— Фу! — хихикнула Бианка, шутливо зажав пальцами нос.
Памперс наверно лучше прикрыть, — сказала Дженни, — Хотя если честно, очень интересно смотреть, как мальчишка какает.
— Ага, прикольный процесс, — согласилась Мелисса, — Мне за своим Майком тоже нравилось наблюдать, когда он был помладше.
— Как он делал свои детские делишки? — улыбнулась Кристина.
— Угу, — кивнула Мелисса.
— Значит не я одна такая извращенка, — засмеялась Дженни.
— Тоже мне извращение, — усмехнулась Кристина, — Это ж маленькие дети. Всем можно смотреть, как они писают и какают.
— За писающими и какающими малышами и вправду интересно наблюдать, — улыбнулась Бекки.
— Особенно за мальчиками, — добавила Бианка.
Почувствовав сильный спазм в животе, я снова начал какать.
— Это оказывается было не все, — засмеялась Дженни.
— Смотрите, он вдобавок пустил струйку! — хихикнула Бианка показывая пальцем мне между ног.
С ужасом осознав, что я даже не заметил, как начал писать, я еще больше покраснел.
— Решил сходить по маленькому? — насмешливо спросила меня тётя, — Тоже правильно. Только направим струйку на подгузник.
— Уже второй раз демонстрирует всем фонтанчик между ножек, — хихикнула Мелисса.
— На случай, если кто-то в прошлый раз не успел посмотреть, — засмеялась Дженни, — Правда, Томми? Надо снова показать гостям, как ты умеешь пускать струйку, лёжа на спинке.
Все дружно засмеялись. Лёжа перед тётей и ее гостями в развернутом подгузнике, я не знал, куда деться от стыда.
— Интересно, это всё? — усмехнулась Дженни, снова принявшись тыкать мне в попу кончиком клизмы.
— Сомневаюсь, что снова покакает, — усмехнулась Кристина, — Всё обычно как раз струйкой и заканчивается.
— Похоже что действительно всё, — согласилась Дженни, — Ну как вам, девчонки, мой карапуз?
— Просто прелесть, — улыбнулась Бекки, — Всё нам показал: и маленькие дела, и большие.
— Не говоря уже о его обычном номере, — хихикнула Бианка, — Дрыганьи голыми ножками.
Дженни вытащила из-под меня грязный подгузник и наскоро вытерев мне попу детскими салфетками, кивнула Бианке, чтобы та опустила мои ноги вниз.
— Пойду готовить ванну, — сказала она, направлялясь к двери.
— А можно посмотреть, как ты мальчишку купаешь? — оживилась Бианка.
— Конечно можно, — усмехнулась Дженни, — Я ж никого из дома не выгоняю.
Моя тётя на секунду о чём-то задумалась.
— Искупаю его в большой ванной на втором этаже, — решила она, — Там всем хватит места. Небось все хотят посмотреть, как я купаю мальчишку, не только Бианка.
— С удовольствием посмотрим, — улыбнулась Кристина, — И если надо, поможем.
— Всё, пошла, — сказала Дженни, — А вы, пока наполняется ванна, разденьте Томми.
-Такой хорошенький мальчуган, — умилительно улыбнулась Бианка, быстро стянув с меня майку, — Скажи, Кристина, симпатичный у Дженни племянник.
— Ага, просто лапочка, — согласилась Кристина, — Особенно вот так, голышом.
Я потянулся руками к паху, пытаясь прикрыться, но Бианка не дала мне этого сделать.
— Тёте расскажу! — шутливо пригрозила мне девочка, — Она тебе сказала не прикрываться.
— Такой стеснительный, — сказала Кристина, — Подумаешь, раздели догола.
— Даже мой пятилетний Майк стесняется, — усмехнулась Мелисса, — Недавно пыталась искупать его в гостях у подруги, так такое мне устроил. А вы хотите, чтоб такой большой спокойно лежал голышом.
— Восемь лет — это по-твоему большой? — хихикнула Бианка
— Правильно, — поддержала кузину Кристина, — До десяти лет ребёнок не должен ничего стесняться: ни купания, ни клизмы, ни медицинских осмотров.
— Может ему еще и в туалет ходить под присмотром взрослых? — ехидно прищурилась Мелисса.
— Не в туалет, а на горшок, — со смехом поправила ее Бианка, — Разумеется у всех на виду.
— Насчет горшка не знаю, а вот попу после больших дел им пока мамы должны вытирать, — усмехнулась Кристина, — Ни один нормально вытираться не умеет.
— Откуда ты знаешь? — улыбнулась Бекки.
— У нас в больнице достаточно на грязные попы насмотрелась, — сказала Кристина.
Я снова попытался прикрыться, но Бианка погрозила мне пальцем. «И вправду расскажет Дженни, — испуганно подумал я, отдернув руки, — А та мастерица придумывать изощрённые наказания».

::
error: Content is protected !!