Собеседование Часть 16 в Майкопе

Густо покраснев от стыда, я принялся вовсю писать.
— Быстренько приподними писюнчик! — попросила Машу Лена, — Направь струйку на марлю.

— Прикольный фонтанчик, — хихикнула Ксюша.
— Видите, девчонки, как все просто, — усмехнулась Лена.
— Действительно просто, — согласилась Маша, — А теперь что? Вынимать палочку?
— Просто отпусти, — сказала Лена, — Мальчишка ее сам начнет из попы выталкивать.
— Действительно полезла наружу, — улыбнулась Маша, — Прикольно.
— Придержи, — попросила Лена, — Не давай ему вытолкнуть последний шарик. А теперь суй назад в попу. Всю палочку — до середины конуса, как в прошлый раз.
— И покрутить?
— Угу. Теперь просто поводи взад-вперед. Чуть быстрее. А второй рукой щекочи за яичками.
— Он же только что пописал, — неуверенно посмотрела на Лену Маша, скользнув пальцами мне за мошонку.
— Мальчики никогда до конца не писают, — сказала Лена.
— Без посторонней помощи? — хихикнула Ксюша.
Не в силах терпеть мучительную щекотку, я принялся судорожно писать короткими струйками.
Продолжай щекотать, — попросила Машу Лена, — Пока не начнет каплями брызгаться. Кстати, пора вынимать стимулятор. В этот раз полностью.
— Ого, какую сразу наложил кучу, — хихикнула Маша, — Интересно это все?
— Сомневаюсь, — усмехнулась Лена, — Возьми указку и слегка помажь наконечник мылом. Все, можешь включать.
Прикольно жужжит, — улыбнулась Маша.
— Осторожно подведи к дырочке, — попросила Лена, — Ага, вот так. А теперь легонько потыкай.
— Ничего себе! — удивилась Маша, — Снова начал какать. Может пощекотать яички, чтобы еще раз пописал?
— Попробуй.
— Только одной струйкой брызнул, — разочарованно протянула Маша, порхая тонкими пальчиками по моей мошонке.
— Похоже, что пописал и покакал до конца, — сказала Лена, — Выключай указку. Теперь вытяни у малыша из-под попы грязную марлю. Давай ее сюда. Все, можешь вытирать карапуза детскими салфетками. Маша взяла из стоящей на столе розовой коробки детскую салфетку.
— Хорошенько вытри ему попу, — попросила Лена, — Внутри тоже — накинь салфетку на указательный палец.
— И сунуть внутрь? — хихикнула Маша.
— Да, — улыбнулась Лена, — Глубже, не бойся.
— Ого, как у него там грязно, — поморщилась Маша, разглядывая вынутую у меня из попы салфетку.
— Вытри новой салфеткой, — сказала Лена, — Теперь поменяй салфетку и вытри ягодички с бедрами, мошонку и все остальное.
— Как дрожит, — участливо улыбнулась Маша, — Потому что салфетка холодная?
— Пусть привыкает! — заявила Лена, — Детские салфетки никто для гигиенических процедур не греет. Ну что, везде вытерла? Можно опускать ножки?
Лена опустила мои ноги.
— Вытереть лобочек с пипунчиком? — спросила Маша и не дожидаясь Лениного ответа обернула мне письку холодной салфеткой, — Прикольный стручок.
— Теперь возьми бутылочку с детским маслом и полей на лобок, — подсказала девочке Лена, — Положено помазать везде, где ты только что вытерла. Все, хватит.
Маша принялась щекотно размазывать масло по моему лобку.
— Помажь паховые складочки, — попросила Лена.
— Вот эти? А пипунчик? Так прикольно дергается, — хихикнула Маша,
— Неужели снова хочет писать? — улыбнулась Света.
— Подложи под попу марлю, — попросила Лена, быстро задрав мне ноги, — И на всякий случай отодвинься в сторону.
— Теперь помазать между ягодичек? — вопросительно посмотрела на мою няню Маша.
— Ага, — кивнула Лена, — Ровно посередине.
— Так вздрагивает, когда я провожу пальцем по его маленькой дырочке, — улыбнулась Маша, — Смотрите.
Девчонки тихонько захихикали.
— Смело суй палец ему в попу, — кивнула Лена, — Ты же только что начисто все салфетками вытерла.
— Точно, — усмехнулась Маша, бесцеремонно сунув палец мне в попу.
Можешь вынимать, — улыбнулась Лена, — Ты что весь день там палец держать собралась?
Все снова засмеялись. Хотелось провалиться под землю от стыда.
— Чего ты ждешь? — обратилась к Маше Лена, — Размазывай везде масло.
— Такой смешной маленький мешочек, — хихикнула Маша, нестерпимо щекотно водя пальцами по моей мошонке, — Ой! Вот это сюрприз! Так старалась, чтобы пописал до конца, а он все равно умудрился во время мазанья детским маслом пустить струйку.
— Процедурная медсестра сказала, что Саша теперь часто это делать будет, — усмехнулась Лена, — Ничего страшного. Лучше как следует помазать между ножек, чем бояться его мальчоночьих фонтанчиков.
— Так не хочется заново вытирать карапуза салфетками, — вздохнула Маша.
— Зачем? — сказала Лена, опуская мои ноги вниз, — Он же ничего себе не замочил. Можешь одевать ему колготки. Скажи, вовремя заставили покакать? Иначе б все себе в штанишки сделал.
— И часто ребенка положено вот так укладывать на стол? — поинтересовалась Света.
— Когда я была на практике в садике, — начала вспоминать Лена, — В ясельной группе детей заставляли писать каждый час. А какать — через 15 минут после еды. Только малыши и при таком расписании умудрялись мочить и пачкать штанишки.
— Я б Сашу почаще заставляла ходить по маленькому, — улыбнулась Маша, подтянув мне колготки, — Если он после процедуры в поликлинике писает и какает, как годовалый.
— Каждые полчаса? — предложила Лена, снимая меня со стола.
— Полчаса — долго, — протянула Ксюша.
— Какая ты нетерпеливая, — улыбнулась Маша.
— Да? — обиженно вспыхнула Ксюша, — Ты с мальчишкой уже возилась. Теперь моя очередь.
— Придется подождать, — сказала Ксюше Лена, — Ребенок не может постоянно пускать фонтанчики между ножек. Кстати… — Лена хитро подмигнула девчонкам, — При простуде положено много пить. Врач сказала, что горло до сих пор красное.
Я обиженно хмыкнул, догадавшись, что затеяла моя няня.
— Сейчас принесу ему две бутылочки, — сказала Лена, отправившись на кухню, — С водой и соком.
Вернулась Лена не с двумя, а с тремя детскими бутылочками.
— Пей! — приказала она, — Ну? Кому сказала!
Я нехотя взял протянутую мне бутылочку с яблочным соком и начал пить. После нее меня ждали еще две — с водой и молоком. По крайней мере молоко было холодным в отличие от противного кипяченого, которым постоянно поила меня мама.
— Сколько сейчас? — засекла время Лена, — Шесть? В пол-седьмого снова на стол.
— А может по другому? — предложила Ксюша.
— В смысле? — обернулась на нее Лена.
— Не на столе, — пояснила Ксюша.
— А как? — усмехнулась Лена, — В горшок он писать отказывается.
— Ксюха хочет, чтоб твой мальчишка описался, — догадалась Маша, тихонько хихикнув.
— Ага, — кивнула Ксюша, — Хочу, чтоб все было по настоящему.
— «По настоящему», моя дорогая, — передразнила Ксюшу Лена, — Малыши штанишки не только мочат.
Девчонки дружно захихикали.
— Ну не знаю, — поморщилась Ксюша.
— Какая ты брезгливая, — улыбнулась Лена, — А если у него какашки будут ну… немножко другие?
— Как это?
— Сейчас увидишь.
Лена снова ушла на кухню, вернувшись через пару минут с небольшой миской. Что было в миске, я не разглядел, потому что она была накрыта тряпочкой.
— Иди сюда, Саша, — поманила меня пальцем няня, сев на стул.
Я сделал к ней шаг и испуганно оцепенел, наблюдая, как Лена стелет на коленях полотенце.
— Ну? — улыбнулась мне Лена, — Чего ты боишься, глупыш?
— Что ты уложишь его на колени и отлупишь по голой попе? — хихикнула Маша.
— Если сейчас же не подойдешь, так и сделаю! — повысила голос Лена, бросив на меня недовольный взгляд, — Я жду, Саша! Считаю до трех! Раз…
Поежившись от неприятного предчувствия, я несмело подошел к Лене, которая тут же одним рывком спустила мне колготки до лодыжек.
— Ложись ко мне на колени! — приказала она, — Попой вверх.
Лена потянула меня за руку, заставив нагнуться и лечь на живот. «Точно отшлепает» — подумал я, дрожа от страха. Вместо этого чужие пальцы сильно разжали мне попу. Я не успел опомниться, как туда что-то быстро скользнуло.
— Только переводишь продукты, — усмехнулась Света.
Я быстро оглянулся, увидев, как Лена поливает жидким мылом лежащие в миске кусочки банана. «Так вот что она мне сунула в попу» — догадался я. Было ужасно обидно, не говоря уже о неприятном пощипывании в попе, от которого сильно хотелось по большому.
— Не на-ада! — заревел я.
— Куда встаешь? — повысила голос Лена, толкнув меня вниз, — Девочки, можете мне помочь?
— Подержать карапуза? — подошла к моей няне Маша.
— Ага, — кивнула Лена, — Возьми за руки. А ты, Ксюша — за ноги. Спасибо.
Ленины пальцы снова разжали мне попу и в следующее мгновение туда отправился очередной намыленный кусочек банана.
— А теперь еще один кусочек, — сказала Лена, — И вот этот. Не капризничай, Саша. Только один кусочек остался. Все!
Ксюша с Машей отпустили мои руки с ногами и Лена помогла мне встать.
— Что такое, Сашуля? — издевательски-ласково спросила она, подтягивая мне колготки, — Что-то болит? Попа?
Девчонки тихонько хихикнули.
— Хочешь какать? — улыбнулась

Да, я очень рекомендую вам доктора Стренга. У него такая
обширная и доходная клиентура, что он может позволить себе
сказать, что вы не больны, если у вас ничего нет.

Лена.
Я смущенно кивнул.
— Не слышу! — снова обратилась ко мне Лена, — Тебя что не учили как надо проситься на горшок по большому?
— Ты ж сказала, что его еще рано приучать к горшку, — заметила Света.
— Ну если правильно попросится… — уклончиво сказала Лена, — Давай, Саша.
— Мне надо на горшок, — тихо пробормотал я, густо покраснев от стыда.
— Ну и что? — насмешливо посмотрела на меня Лена, — Откуда я знаю зачем тебе горшок нужен.
Ксюша с Машей снова захихикали.
— Разве так просятся? — усмехнулась Лена, — Повторяй за мной. Громко и внятно! Тетя Лена, я хочу какать. Посадите меня пожалуйста на горшок.
— Т-тетя Лена, — начал я, из последних сил борясь с нестерпимым позывом какать, — Я хочу каа…
Закончить фразу мне не удалось, потому что снова схватило живот и я, не в силах терпеть мучительный позыв по большому, громко обкакался. Стоя перед уставившимися на меня четырьмя девчонками, хотелось провалиться под землю от стыда.
— Похоже Саше больше не надо на горшок, — засмеялась Ксюша.
— Потому что сделал все себе в колготки? — усмехнулась Лена.
— Ой, девчонки, смотрите! — закричала Маша, показывая пальцем мне между ног, — Он еще и описался!
— Ага, такое большущее мокрое пятно, — сказала Ксюша.
— Правильно, Саша, — насмешливо посмотрела на меня Лена, — Чего эти колготки жалеть?
Стоя с пунцовым от стыда лицом, я продолжал мочить колготки.
— Ай-яй-яй, —

::
error: Content is protected !!