Собеседование Часть 2 свежее творение

— Объявляется посадка на рейс ЦПНС-65 «Москва — Орехово» — услышал я и быстро спрятав кожаную папку в рюкзак, поднялся с кресла.
Самолет, как я и ожидал, оказался небольшим «бизнес-джетом». Пассажиров было немного и к моему удивлению все, за исключением двух военных — полковника и майора, были в совершенно обычных джинсах и куртках, а не ожидаемых мной серых костюмах. Во время полета все сидели молча, уткнувшись в свои планшеты — точно такие же, как присланный мне.
— На собеседование? — поинтересовалась стюардесса, передав мне чашечку эспрессо.
— Ага, — кивнул я, — Спасибо.
— Вы тоже можете пользоваться своим планшетом. У нас в самолете есть интернет.
Я еще раз поблагодарил стюардессу и уткнулся в окно. Пользоваться без нужды электронными устройствами Центра у меня желания не было — зная, что все мои действия отслеживаются и записываются.
— 10 минут до посадки, — послышалось из динамика, — Пожалуйста пристегните ремни и приведите спинки кресел в вертикальное положение.
Как я и ожидал, небольшой Ореховский аэропорт оказался довольно продвинутым — намного современнее «международных» аэропортов столицы.
— Александр Михайлович! — помахала мне рукой симпатичная женщина лет 25ти в серо-голубом деловом костюме, как только я вышел из телетрапа.
Я быстро подошел к ней.
— Добро пожаловать в Орехово-24! Вера Алексеевна Журавлева, отдел кадров, — представилась женщина, пожав протянутую мной руку, — Идемте в камеру хранения.
Камера хранения оказалась совсем рядом. Дождавшись, когда я, положив телефон в небольшую ячейку, запру ее на ключ, Журавлева протянула мне небольшую стопку документов.
— Внимательно прочитайте перед тем, как подписывать, — сказала она, — Сейчас я Вам все объясню. Это — подписка о неразглашении государственной тайны. Надеюсь не надо объяснять, что Вы находитесь на территории секретного объекта и ответственность за Ваши проступки не административная и даже не корпоративная, а стопроцентно уголовная.
Довольная произведенным эффектом, Вера Алексеевна перешла к следующему документу.
— Это Ваше согласие на обыск — в любой момент, без предупреждения и санкции прокурора. Не возражаете?
Возражать было поздно и я расписался, где она меня просила.
— Очень хорошо, — улыбнулась Журавлева, — Не думаю, что у Вас будут какие-то возражения и против третьего документа — о несанкционированных электронных устройствах. Тем более что Вы только что сдали всю личную электронику в камеру хранения.
— У меня был с собой только телефон, — пожал плечами я.
— Вы уверены? — с серьезным видом спросила Журавлева, — Пожалуйста проверьте свой рюкзак. Там не должно быть ничего с микропроцессором, памятью или объективом.
— Никакой электроники и фотоаппаратов у меня в рюкзаке нет! — заявил я, немного раздраженный ее назойливостью.
— Смотрите, — усмехнулась Вера Алексеевна, — Я Вас предупредила. Несанкционированная электроника подпадает под ту же статью Уголовного кодекса, что и разглашение наших секретов — шпионаж. Заметьте, государственный, а не промышленный. Большая разница.
Я не стал с ней спорить и молча подписал протянутый мне документ.
— Вашим удостоверением — и пропуском — является мобильный телефон, — пояснила Журавлева, — Всегда носите его с собой. Папку с планшетом тоже. Ну что, отвезти Вас в гостиницу?
— Если не трудно.
— Ну что Вы. Мне по дороге.
Дорога в центр города заняла минут 15. Широким улицам и красивым развязкам автомагистралей мог позавидовать любой европейский метрополис.
— Приехали! — сказала Журавлева, остановившись перед зданием гостиницы.
Я посмотрел вверх — этажей 20, не меньше. Окружавшие гостиницу небоскребы были еще выше.
— Расписание экзаменов и собеседований найдете у себя в планшете, — сказала мне Журавлева, — Там указаны адреса и телефоны. Центр города довольно компактный — в большинство мест можно дойти пешком. Но если надо куда-то поехать, есть такси — оно в Орехово бесплатное. И монорельс. Ну что ж, приятно было познакомиться. Надеюсь встретить вас снова — уже в качестве сотрудника ЦПНС.
— Я тоже надеюсь, — улыбнулся я, пожав протянутую руку.
— Тогда, как говорится, ни пуха.
— К черту.
Я вышел из машины и направился к зданию гостиницы. Быстро зарегистрировавшись, я поднялся в свой номер, чтобы оставить там рюкзак. Мое первое, ознакомительное собеседование было групповым. Согласно появившейся на экране планшета карте города, нужное здание находилось всего в двух кварталах от гостиницы.
«Ого» — подумал я, подойдя к высоченному небоскребу. Поднявшись на лифте на 5й этаж, я быстро нашел нужную дверь, за которой оказалась довольно стандартная институтская аудитория. Я насчитал в ней 14 человек — типичных студентов моего возраста. В Центре похоже любили «молодежь», хотя деньги — по крайней мере мне — предлагали совсем не студенческие.
— Доброе утро, — услышал я женский голос.
Лицо вошедшей в аудиторию женщины была как две капли воды похоже на интернетовскую фотографию — у меня по спине пробежал холодок…
— Анна Валентиновна Савченко, — с улыбкой представилась женщина, — Вице-президент ЦПНС по инновациям и… — она на секунду замялась, — Специальным проектам.
Савченко что-то набрала на своем планшете.
— Об одном из этих проектов мы сегодня с вами и поговорим. Итак… — начала объяснять Анна Валентиновна явно не собираясь тратить время на официальные вступления, — Одним из наиболее перспективных применений литланиевых нано-компьютеров, как вы наверно слышали, является нейро-трансплантология.
«Журналисты были правы» — подумал я.
— Полное моделирование человеческого мозга и соответственно искусственный интеллект — перспектива как минимум нескольких десятилетий, — продолжила Савченко, — Однако отдельные его сегменты изучены достаточно хорошо, позволяя создание точных моделей и построенных на них компьютерных программ. Замена, точнее дублирование поврежденных участков головного мозга нано-компьютерами обещает прорыв в лечении болезней Альцгеймера и Паркинсона, различных видов склерозов и психических расстройств.
Анна Валентиновна обвела взглядом аудиторию.
— Миниатюризация компьютеров больше проблемой не является. Нано-трансплантология — очень простая процедура. Устройства настолько малы — сопоставимы по размеру с кровяными клетками, что их можно вводить пациентам обыкновенным шприцем. Однако как с любыми инородными микроорганизмами, главным врагом нано-трансплантантов является… — Савченко сделала паузу, — Ну, кто мне подскажет?
— Иммунная система! — выпалила сидевшая в первом ряду блондинка с аккуратным хвостиком — типичная девочка-отличница.
— Правильно, Мария Сергеевна, — кивнула Савченко, на секунду заглянув в свой планшет, — Иммунная система головного мозга особенно чувствительна — ведь она защищает самый важный человеческий орган. И если сравнивать мозг с компьютером, иммунная система выполняет роль файрвола, не пропуская ничего подозрительного. Эту задачу я и хочу вам сейчас предложить. Как вживить в головной мозг нано-компьютеры, чтобы они не отторгались иммунной системой? Есть идеи? Да, Мария Сергеевна.
Савченко повернулась к тянувшей руку Маше-отличнице.
— Учитывая, что основным нейтрализатором F-аллергенов является соединение С6-N2-ОН3, — бодро начала Маша, — Нано-трансплантант должен иметь достатоный запас аминокислот серии IgN и IgK, позволяющих синтезировать все нужные вариации антигена Т5 — чтобы блокировать В-лимфоциты с маркерами СD4, С3D и СВ22.
— Хотите пройти к доске? — предложила Савченко с чуть заметной ироничной улыбкой.
Маша подошла к доске и принялась старательно чертить на ней структурные химические формулы.
— Потрясающе! — изумилась Анна Валентиновна через пару минут, когда Маша исписала практически всю доску, — Все по памяти? А какой аккуратный почерк!
— По памяти! — гордо ответила Маша-отличница, проигнорировав откровенно насмешливый тон Савченко, — Без конспекта.
Поморщившись от слова «конспект», Анна Валентиновна быстро взяла себя в руки.
— Все? — спокойно поинтересовалась она у Маши.
— Ой, забыла третью группу О2Н5, — спохватилась та, поправив одну из формул.
— И вот это придется повторить миллион раз, — тем же спокойным тоном заметила Савченко, — Примерно столько связей у заменяемой нано-компьютером нейронной группы.
— Тогда… я не знаю, — растерялась Маша.
— Потому что в Вашем… «конспекте» ничего по этому поводу не сказано? — издевательски улыбнулась Анна Валентиновна.
— Можно поискать в учебниках, — неуверенно сказала Маша.
— Ни в учебниках, ни на интернете Вы решения этой проблемы не найдете, — снисходительно вздохнула Анна Валентиновна, — Садитесь, Мария Сергеевна. Кажется Вы, молодой человек, тоже тянули руку, — обратилась она к Машиному соседу, — Не стесняйтесь… Петр Антонович.
— Лазерный блок? — неуверенно предложил тот, — Высокочастотное модулирование позволяет добиться нужного уровня интерференции. Хотя все это требует столько энергии…

— Обычных батареек будет явно недостаточно? — с издевкой спросила Савченко, — А 220 вольт в самый раз? Вывести наружу толстый провод и воткнуть в розетку? Так, Петр Антонович?

Послышался дружный смех.
— Учитывая последние достижения в нано-технологиях, можно было б построить миниатюрный атомный реактор, — попытался отшутиться студент.
— И вживить в мозг? Садитесь!
Савченко неожиданно улыбнулась, вспомнив что-то смешное.
— Как интересно, —

А вам, больная, нужен исключительно отдых.
— Но, доктор, посмотрите на мой язык!
— Он тоже нуждается в отдыхе.

сказала она, — Послушали микробиолога Машеньку и физика Петечку. Теперь, как в известной серии анекдотов, должен сказать что-нибудь похабное Вовочка.
Послышалось сдержанное хихиканье.
— Смелее, Владимир Васильевич, — обратилась Савченко к одному из кандидатов.
— А че я? — обиженно хмыкнул «Вовочка».
— Сказали б какую-нибудь пошлость, чтоб мы посмеялись, — ехидно улыбнулась Анна Валентиновна.
— А зачем собственно пытаться протащить нано-трансплантант через этот файрвол? — пробормотал я.

::
error: Content is protected !!